Товары для художников.   859d7931     

Павлов Сергей Иванович - Лунная Радуга 3



СЕРГЕЙ ПАВЛОВ
ВОЛШЕБНЫЙ ЛОКОН АМПАРЫ
КНИГА ПЕРВАЯ. ТРЕВЕР 1001-Й
Чем опытнее дальнодей, тем рискованнее
каждый его следующий тревер.
Мнение опытного дальнодея
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДЕНЬ СТЕРХА
1. ПОБЕГ
Странную, если не сказать бредовую, мысль выпрыгнуть из экспресса над
Финшельскими островами Кир-Кор сразу отнес к разряду очень рискованных.
Что, однако, не помешало ему тут же пристроиться к цепочке сламперов — в затылок последнему из двадцати — и вместе с ними спуститься по рифленому настилу пандуса в подпалубное пространство. Маневр удался.

Никто, по-видимому, и не заподозрил, что в цепочке образовалось лишнее звено, — ни глядевшие вслед пассажиры, ни сами сламперы, — в компании молодецки скроенных высотников Кир-Кор, втянув голову в плечи, существенно не выделялся ростом. Даже одежда выглядела одинаково: в этом году на Земле утвердились в моде глянцевито-белые рубахи с расширенными в пройме рукавами и брюки с узорчато-серебристым шитьем. Кир-Кор старался не думать о том, что будет, если побег состоится. «Будет МАКОД, — подсказал ему внутренний голос. И тихо добавил:
— Первая статья, девятый параграф». «Но все это — завтра, — подумал Кир-Кор. — А сегодня пусть болит голова у функционеров Лавонгайского экзархата».
Лаз кончился трапом, зажатым в стенах металлического колодца. Грохоча по ступенькам, группа ссыпалась вниз. Не было обычных в такой обстановке шуток и разговоров, люди ежились от леденящего сквозняка.

На промежуточной площадке Кир-Кор увидел сквозь жалюзи смотровой щели трюм, забитый сектейнерами; нижние рамы грузодвижных платформ были охвачены белыми языками инея, словно белым огнем.
Гул водородотопливных реакторов, холод и близкий уже момент выхода в стратосферу действовали на людей мобилизующе, цепочка шагала в ногу слаженно, молча, торопливо, стараясь быстрее пройти между обындевелыми стенами нижнего коридора, густо валил пар дыхания. Руководитель группы, бритоголовый тяжелоатлет, решил приободрить своих подопечных: стал пропускать их вперед, жизнерадостно шлепая по напряженным от холода спинам.

Шлепок, второй, третий, четвертый... После десятого Кир-Кор с легкой грустью подумал о своей неготовности к объяснениям с администрацией экспресса. Если бритоголовый подойдет слишком близко... «Ах, маракас меня побери», — думал Кир-Кор, силясь вспомнить, как называют сламперы своего вожака.
Слишком близко бритоголовый не подошел: ознобливо передернув мощными плечами и утратив вдруг всю свою жизнерадостность, он снова возглавил цепочку. Кир-Кор оценил подарок Фортуны.

Наспех задуманная попытка сбежать с небес на грешную поверхность святой планеты теперь могла иметь продолжение. Разумеется, продолжение будет зависеть еще от уймы всяческих обстоятельств. И не в последнюю очередь от того, входит или не входит в комплект снаряжения группы хотя бы один запасной слампсьют.
Холодный длинный коридор перешел в длинную и тоже довольно холодную экипировочную, в глаза Кир-Кору сразу бросилась алая цифра «20» на табло контрольно-счетного пропускника. Он обвел взглядом бортовые щели стоп-гильотин, бесшумно вскочил на гребень борта, и, с проворством канатоходца преодолев всю длину поручня, мягко спрыгнул.

Никто из цепочки не оглянулся. Тогда оглянулся Кир-Кор. На табло регистратора по-прежнему сияла цифра «20».

Система пропускной автоматики была примитивна, как дубина палеоантропа.
В затуманенной дыханием сламперов перспективе Кир-Кор увидел правосторонний ряд ниш. Судя по «хвостовым» номерам, количество ниш вдвое превосходило число сегод



Назад