859d7931     

Павлов Сергей Иванович - Банка Фруктового Сока



sf Сергей Иванович Павлов Банка фруктового сока Не позволяйте себе шутить с роботами — боком выйдет: останетесь ни с чем на самой крошечной из десяти лун Юпитера. Да, и будьте точны в формулировке задания, ибо в противном случае вам на сорок четвёртые сутки отчаянья доставят… всего одну банку фруктового сока… на двоих…
С рассказа «Банка фруктового сока» и начался путь Сергея Павлова в Литературу.
Файл выложен с ведома автора. Официальное сетевое представительство С.И. Павлова — http://www.moonrainbow.ru.
1963 г. ru Юзич duzz-scrbs@rambler.ru FB Tools 2006-09-04 http://www.moonrainbow.ru OCR: Bambr SpellCheck: Юзич 323BA285-B5AF-4C7E-9382-75C070D6CC05 1.0 v 1.0 — конвертация в FB2, вычитка (Юзич)
Сергей ПАВЛОВ
БАНКА ФРУКТОВОГО СОКА
— Мирза, дать тебе галету? Держи!
Робот растерянно вертит галету.
— Что я должен сделать? — осведомляется он своим трескучим голосом.
— Съесть ее, дурак.
— Галета — пища людей, — флегматично отвечает робот.
— Тебе сколько лет, Мирза?
— Пять лет я принимаю и выдаю информацию.
— Ну вот. А я занимаюсь этим уже двадцать пять лет. И не тебе меня учить, молокосос. Понял?
— Что такое молокосос?
Горин расхохотался.
— Отстань от него, — поморщился Ильин. — Вечно ты засоряешь ему блок информации.
— Ну нет, — возразил Горин, ловко вскрывая банку с фруктовым соком. — Если уж его угораздило попасть в наше общество, то пусть, по крайней мере, усвоит несколько мужских привычек.
— Мужчины — лучшая часть человечества, — заявил робот.
Ильин поперхнулся консервированным молоком и строго посмотрел на хохочущего товарища.
— Давно хотел тебя спросить: чем объяснить твою, мягко выражаясь, странную манеру смеяться по малейшему поводу?
— Ты сухарь! Населить космос смехом — значит, сделать его обитаемым. Этот неписаный закон космонавтов я двенадцать земных месяцев усваивал на Меркурии.
— Этим язвительным тоном ты тоже обязан Меркурию? — продолжал Ильин.
— Эх, старина, поживешь в космосе с моё — узнаешь.
Ильин впервые участвовал в межпланетной экспедиции, и его несколько задевал шутливо-покровительственный тон Горина.
Резкий звонок возвестил конец отдыха. Они помогли друг другу закрепить шлемы, и, проверив герметичность скафандров, открыли нижний люк бункера. Грушеподобное тело робота первым протиснулось в переходную камеру.
Горин на четвереньках вполз в заиндевелый каменный мешок. Он отрегулировал освещение, устроился поудобнее на левом боку и включил агрегат. Голубой луч мягко вошел в красноватую твердь.

Где-то рядом в своем забое так же вгрызался в породу Ильин.
«Сегодня взорвем монолит, — мысленно прикинул Горин, — и завтра, если все пойдет так же гладко, можно будет начать бурение скважины.»
Инженер-селенолог по профессии, он с самого начала посвятил себя трудной, подчас опасной, но увлекательной работе по изучению недр планет земной группы. Три года назад он участвовал в комплексной экспедиции на Меркурий. На всю жизнь запомнились ему вспененная, пятнистая поверхность планеты, близкий, иззубренный скалами горизонт, лужицы расплавленного свинца и громадный пылающий шар беспощадно горячего Солнца.
И еще запомнилась тогдашняя мечта: вернуться на Землю и бесконечно долго наслаждаться голубыми океанами ее воздуха и воды, зеленью ее лесов и полей. Когда экспедиция окончила свою работу, он ходил по улицам города и долго не мог привыкнуть к жизнерадостной суете людского потока. Красивые здания на широких проспектах почему-то казались ему игрушечными. А потом он вдыхал волнующий аромат полевых цветов, и его нап



Назад