859d7931     

Павлов Сергей Иванович - Ангелы Моpя



Павлов Сергей Иванович
АНГЕЛЫ МОРЯ
Тысячи исследователей пользуются аквалангом для
своих работ. На глубинах до шестидесяти метров
становится довольно людно. Надо идти глубже. На
очереди - материковая отмель... А дальше - кто
знает?
Жак-Ив Кусто.
Атлантика. Сто шестьдесят миль от Дакара. Океан спокоен, нежится под
африканским солнцем... На палубах "Колхиды" необычное оживление.
В кабельтове от судна на волнах покачивается экранолет "Нигерия" - из
Дакара прибыли журналисты. Только что на борт из океанской пучины подняли
девятерых глубоководников. Их окружили плотным кольцом: первые
гидрокомбисты вызывали к себе жгучий интерес. Магнитофоны, кинокамеры,
телестрики. Еще неизвестно, кому из девятерых рыбо-людей удалось
достигнуть дна...
Лебедка выбирает трос. Последние метры. Вот и табличка. На восковой
поверхности выдавлено: "2900 метров". Ниже - подписи: "Николай Агуров, Ив
Пле, Джон Роджерс".
Стрекочущий залп кинокамер. Сенсация! Профиль. Фас. Вместе. Отдельно.
Все - крупным планом. Обнимитесь, черт побери! Ну и жара!..
Не только в радиорубке, но и прямо на палубе работают портативные
передатчики:
"Алло! Двести строк на первую полосу!.."
"Покорители бездны на трехкилометровой глубине!"
"Люди-рыбы рассказывают о своих впечатлениях!"
Вопросы, нескончаемый поток вопросов.
- Как самочувствие?
- Отличное. Сначала, правда, было немного не по себе.
- Что там, на дне?
- Собственно, ничего особенного... Камни, песок, иглокожие. Видели
глубоководных акул и большого ската. Прогнали...
Опять к передатчикам: "Алло! Еще двадцать строк. Ангелы моря атакуют
чудовищ!"
Ангелы моря... Никто из репортеров не знал, что это прозвище
останется надолго.
А на палубе сувенирная лихорадка. Автографы. Черная зависть к тем,
кому достались черные ласты.
- Боцман, отдайте им двадцать пар. Хватит на всех. Выполняйте.
- Есть выполнять, товарищ старпом!
Поток поздравительных радиограмм. Одна из первых - Роджерсу:
"Поздравляю тчк пятьдесят тысяч долларов согласие рекламировать нашу
продукцию тчк никто вам больше не даст тчк Чикаго зпт Меркьюри Лимитэд зпт
Юджин Гроувз".
Агуров и Пле смеются. Роджерс - нет. Для него это серьезно, стоит
подумать...
Однако на фотографиях и на обложках журналов всего мира люди видели
трех веселых, счастливо усталых парней, соединенных братским, неразделимым
объятием.
Они встретились снова только через десять лет. Но в другой
обстановке.
Тихий океан. Великий... Где-то в его немыслимых просторах затерялась
крохотная песчинка - глигерная матка "Тарпон". Час назад судно прибыло к
месту назначения, если таковым можно считать условную точку в самом
пустынном месте Тихого океана. Под килем - полтора километра. Немного
южнее глубина значительно больше. Там начинается северный склон одного из
разломов океанского дна - желоба Кларион.
Раньше этот желоб представлял интерес разве только для
специалистов-океанографов, но за последние три года приобрел всеобщую
известность. Виновата в этом преступная неосторожность государственных
деятелей одной из самых крупных мировых держав...
"Тарпон" лег в дрейф в пяти милях от местонахождения подводной базы
"Кларион-Меркьюри". Кормовой створ открыт, подножие наклонной палубы
заливает вода. Сейчас из трюма выползет черное, дельфинообразное тело
глубоководной лодки, покатится под уклон по направляющим рельсам и,
разворотив носом крутую волну, уйдет в пучину...
Десять узлов. Для двухместного глигера типа "МК" это немало.
Навстречу несутся облака светлых то



Назад