859d7931     

Павлов Сергей Иванович - Акванавты



СЕРГЕЙ ПАВЛОВ
АКВАНАВТЫ
НИКАКИХ ГАРАНТИЙ
Радист обернулся. На него смотрели зеленоватые глаза Дуговского. «Что нового?» – понял он по движению губ.
– Ничего, шеф. На волне мезоскафа попрежнему только одни позывные.
Дуговский нервно дернул щекой.
– Скверно, мы уже в двух милях от мезоскафа, – сказал он и вышел из радиорубки.
Раздвигая носом шипящие буруны, судно полным ходом шло на восток, в предрассветную мглу океана. Над антеннами радаров искрилась россыпь южных созвездий. Параболические зеркала антенн торопливо вращались, перемешивая звезды в этом сумеречном фиолетовосинем пространстве.
На освещенном полубаке – молчаливые фигуры людей. Глаза и бинокли устремлены туда, где на темной поверхности океана изредка вспыхивали алые зарницы. Дуговский вырвал из рук у когото бинокль, прилип к окулярам.

На миг ослепила яркая малиновокрасная вспышка.
– Дайте свет, – негромко распорядился Дуговский.
В темноту ударили лучи носовых прожекторов. Судно застопорило машины. В полутора кабельтовых, поблескивая влажными боками, покачивался на волнах аппарат сферической формы.
– К спуску катера стоять по местам! – рявкнули по радиомегафону с капитанского мостика.
Топот, суета у правого борта.
– Кон, вы готовы? – не оборачиваясь, спросил Дуговский.
– Разумеется. – Высокий человек в очках взял за ремень медицинскую сумку. – Но я не уверен, что там ктонибудь есть.
– Вы не очень внимательны, Кон, – нахмурился Дуговский.
Врач досадливо поправил очки.
– О, люк мезоскафа открыт! – Он заторопился в катер.
Заложив руки за спину, Дуговский вышагивал по палубе вдоль бортового ограждения. Люди сторонились его, но он никого не замечал. И вдруг он замер на месте: долговязая фигурка доктора ступила за борт катера и пырнула в люк мезоскафа.

Дуговский взялся за поручни.
Минута. Две. Три… Время словно остановилось. Наконец из люка вылез… нет, скорее выполз обнаженный но пояс человек. Дуговский прищурился, пытаясь узнать его.

Следом выскочил доктор. Обнаженный, взмахнув руками, свалился в воду, за ним бросился доктор. Потом – какаято возня на катере, крики матросов, урчащий баритон мотора…
Первым сошел на палубу рулевой катера. Зажимая пятерней разбитый нос, сказал:
– Джентльмены, тем, кто не желает получить по фотокарточке, советую держаться в стороне. У этого парня железные кулаки! К тому же он, кажется, спятил.
Двое дюжих матросов под руки свели на палубу полураздетого. Он диковато озирался.
– Дюмон!.. – воскликнул Дуговский, вглядевшись.
На подбородке врача багровая ссадина. Он вышел из катера мокрый, без сумки. И без очков.

Жестом приказал увести Дюмона. Обратился к окружающим:
– Дайте сигарету.
Жадно закурил. Потом вдруг тоном повыше:
– Вы все свободны, – и к Дуговскому: – Леон, может быть, вы прикажете им разойтись?
Люди разбрелись.
«Это как дурной сон! – думал Дуговский. – Бестолковый, невозможный сон!»
– Кон, Дюмон был один в мезоскафе?
– Вы не очень наблюдательны, шеф. Люк мезоскафа закрыт. Помоему, ясно.
– Что с ним? Я с трудом узнал его.
– Делать преждевременные заключения не в моих правилах, – нехотя ответил врач. – Но, учитывая сложность обстановки, я, пожалуй, рискну. Невроз страха. Явные признаки умственного расстройства… Но, повторяю, этим предварительным «диагнозом» вы можете пользоваться только до времени, пока не будет получено более авторитетное заключение психиатров.
– Спасибо, Кон. Мне кажется, иного заключения и не будет…
Врач помолчал, с близоруким прищуром глядя Дуговскому прямо в лицо. Потом спросил.
– Что



Назад