859d7931     

Павлов Олег - Антикритика



Олег Павлов
Антикритика
(полемические статьи девяностых годов)
Сборник литературно-критический статей. В состав сборника вошли
полемические выступления писателя, публиковавшиеся в отечественной периодике
90-ых годов и ставшие заметным явлением в литературной жизни этого
десятилетия. Публикуется в полном содержании.
Между волком и собакой
Антикритика
О Литинституте
Взгляд на современную прозу
Отношение к войне и военной прозе
1995 год
О литературных штатах
1996 год
Газетный Хам
Молодильные яблочки
Рассмеялись смехачи
Дым отечества
Юбилейщина
Милый лжец
И плывет корабль
Господин Азиат
Приглашение на политинформацию
Мертвый сезон
Особенности литературной охоты
Всадники своего апокалипсиса
МЕЖДУ ВОЛКОМ И СОБАКОЙ
Конформизм - явление трагическое. В литературе это изувеченные
писательские судьбы, растраченные таланты. Морализировать на эту тему всегда
поздно, неуместно. Нет острой нравственной необходимости из судорог
выживания, из этой мертвой воды, переливая из пустого в порожнее, добывать
какой-нибудь назидательный смысл.
Но конформизм - еще и исчерпанная, закрытая тема. Трагическая почва-то
ушла. Теперь порядки сделались до того мягче, что выбор между творчеством
или приспособлением под публичные вкусы есть выбор свободный. Но удивительно
видеть, что многие сами ж отказываются от этого выбора, да с такими
стенаниями, будто на какое-то мучение их обрекли. И это уже не конформизм.
Трагедия бессилия и страха превращается в трагедию безответственности. Хотя
какая это трагедия, если в живую кровь этих мучений не верится, уж очень
напоминает клюквенный сок!
Быть может, извечное русское несчастье бездействия? Но тут есть даже
воинственность и страдальческий образ - это что-то новое, иное... Помесь
собаки с волком. Ягнят грызть не хочет, тут принципы - мы художники. Но и
служить истово, слепо своему призванию не желает, возмущается, против судьбы
своей восстает. И громко кричит о гибели очередного своего литературного
поколения; о бездуховной промышленной стихии, которая накатывается на
искусство; о том, что ждали свободы, а свобода ничего не дала, хотя им много
чего получить полагается.
Но разве это литература гибнет? Гибнут мифы, в которых сладко и удобно
было жить. Не стало литературного процесса в его советском ущербном
понимании как движения обезличенного писательского коллектива от одной
насущной темы к другой, когда в действительности мировоззренческие и
художественные сдвиги совершались усилиями самоценных писательских
личностей, от Солженицына до Аксенова.
Литературные поколения - это тоже миф. Поколения выплывают тогда, когда
нет личностей. А они были и есть. Если ж подразумевать под поколением людей
с общей исторической судьбой, то в искусстве их судьбы опять же оказываются
разными, личными. В конечном счете и молодая литература - это такой же миф.
Но в советское время это понятие было одним из основополагающих. Оно
создавало видимость поступательного движения литературы через
преемственность, хотя она и тогда скорее противопоставлялась настоящей
эволюции, которая происходила в смене и борьбе. И боролись, сменяли
художественные представления друг друга опять же личности.
И что теперь? Ожидание свободы превратилось в ожидание чего-то от
свободы. Кажется, потому и нужда в ней имелась, чтобы потребовать: дай все,
чего у нас нет. А кто даст? Что посеял, то и пожинай. И сеятелей на поверку
оказалось куда меньше, чем жнецов. Последние возводят свои частные
практические затру



Назад