859d7931     

Палько Олег - Дембильская Ракета Рядового Кочкуркина



Палько Олег
ДЕМБИЛЬСКАЯ РАКЕТА РЯДОВОГО КОЧКУРКИНА
в двух книгах
(неоконченное)
Предисловие
- Подсудимый, ваше последнее слово.
- Миллион!
- Суд удаляется на совещание.
Для прикола.
Поначалу, данное произведение задумывалось просто как сборник
стройбатовского фольклора с изрядной примесью чернухи. Но по мере долго-
го процесса написания масса фольклора понемногу уменьшалась, зато воз-
растала масса художественного вымысла. Сначала это меня беспокоило, как
приверженца социального реализма. Однако затем я решил, что чернухи сей-
час в литературе хватает, а вот с юмором некоторые проблемы. Поэтому ре-
шил оставить все, как есть.
Хотя место действия, персонажи и события не выдуманы, все изряд-
но преувеличено. А посему не стоит винить автора в выдумке. Просто чи-
тайте и надеюсь, что при этом вы получите удовольствие.
Автор.
Часть первая
Преддверие
Два солдата из стройбата заменяют
взвод гестапо.
Наблюдение.
Глава первая
Старшина
- Сам вижу, что фотонный отражатель.
Почему не покрашен?
Пилот Кирк.
... На старте догорали остатки ракеты. С трудом встав на раненую но-
гу, я подтянул командира к окопу и без сил свалился на дно. Тянуло горе-
лым мясом и гептилом, смертоносная радиация опаляла мозг... Уже 3-тий
месяц лежу на госпитальной койке, приходил командир дивизии, сказал, что
буду представлен к награде. Не знаю, выживу ли, моя милая Марина, так
что на всякий случай шли рублей 50 на похороны... Я сложил листок, под-
писал в верхнем углу "12 / Марина", сунул его в папку. Затем начал но-
вое: "Здравствуй, дорогая незнакомка, пишет тебе геройский защитник Бай-
конура. Ты меня не знаешь, поэтому мне здесь так без тебя одиноко..."
В это время зашел мой сменщик и я начал готовиться к сдаче караула.
Гаупвахта, как обычно, была плотно заполнена.
Кочкуркин, "сталкер", мой старый друг, опять отличился: всю ночь
писал на корпусе ракеты с советско-французским экипажем "ДМБ-83", но на
последней двухметровой букве был обнаружен доблестной охраной и получил
15 суток ареста 2 раза.
Хатин, электрик. Вдрызг пьяный ворвался в роту молодых в 2 часа ночи
и устроил смотр песни и строя. Первый взвод спел "Все выше и выше и
выше, и вот уж коленки видны...". Второй - "Первым делом мы испортим
самолеты, ну а девушек...". На третьем взводе зашел помдеж. 3 суток
"губы".
Лямкин, шофер. Сменял у казахов машину фанерных ящиков на ящик вод-
ки. Когда казахи растапливали свои печки этой фанерой, от взрыва снесло
их кибитку и еще три вокруг. Вывод: смотри на маркировку ящиков и не
торгуй порохом. (Порох-то дороже продать можно !)
После развода караула я двинулся в казарму.
Часть, как обычно, готовилась к очередной проверке. Все было парал-
лельно и перпендикулярно, пострижено, покрашено и посыпано песком. Трава
красилась зеленкой, колючая проволока - ультрамарином, входные чугунные
ворота - лаком. Привязывались листья к дубам, мылся с мылом асфальт.
Молодые из второй роты срочно меняли плакат "Солдатский клуб: "Ночь,
полная страсти", ночной сеанс" с полуголой Мадонной на "Народ и армия -
едины" с солдатом в парадной форме. Однако Мадонна при этом оставалась -
видимо, олицетворяя народ.
В казарме, как обычно был полный бардак. Из сушилки слышны были уха-
нья и приглушенные стоны. В ленинской комнате из газет резали колоду
карт. В бытовке, по звукам, пристреливался самодельный пистолет. В спальной
отделении деды играли в "дембильский поезд". Две двухъярусные койки изоб-
ражали купе, пяток бегающих молодых с ве



Назад