859d7931     

Палий Сергей - Кир



Сергей Палий
Кир
У Витьки дрожали губы и подбородок. Он глотал слезы и шептал: "Псих, псих
какой-то, просто псих..."
* * *
Когда поднимал глаза, то видел старого человека, сидящего на диванчике,
когда опускал - песок. Чувствовал боль, подкатывающую к горлу, сводящую скулы,
сдавливающую виски, непреодолимую, вязкую... А на самом деле все было в
порядке. Не сидел старик, не желтел песок, не донимала боль.
Этого дворика не было. Был другой... Здесь девочка в ярко-красном
сарафанчике, путаясь, прыгала на скакалке и смеялась над своей тенью,
шелестела сочная листва клена, слышно было бормотание радио в настежь открытом
окне первого этажа снежно-белого дома...
И тяжесть. Хоть и знал, что она ненастоящая, но не помогало. Вверх по руке
ползла какая-то темная слизь; и тряс, тряс, тряс этой непослушной рукой,
пытаясь стряхнуть ее, не позволить добраться до груди... Тряс...
В четыре утра проснулся и ворочался до полшестого - не спалось. Измяв всю
постель, наконец встал, вышел на балкон и перегнулся наполовину через перила.
Голова слегка закружилась. Внизу - асфальт дороги и чернеющее пятно газона,
трава на котором уже давно не растет почему-то. Распрямился, потянулся,
вдохнул шумно.
За спиной - семья. Спят. Отдельные представители похрапывают. Доносится
шлепанье крыльев. Это пингвин, который уже бодрствует и ждет возле двери в
ванную, пока его впустят и запихают под ледяной душ. Вообще-то Страус, так его
зовут, живет в подвале, но вчера он слезно просил остаться на ночь в доме,
говорил, там, внизу, страшно. И ужасно при этом сквернословил.
Не смог отказать. Пусть разок понежится в тепле квартиры.
Подошел к Страусу и, похлопав по лоснящейся спине, отворил дверь, включил
холодную воду. Он с мурлыканьем забрался под шипящую струю и начал неуклюже
переминаться с лапы на лапу. Он добрый, но глупый и ленивый. Нашел его в
помойке еще совсем малышом, до сих пор не понятно, как он туда попал.
Выдрессировал Страуса стоять в очереди и ругаться матом. Теперь за пивом можно
самому не ходить. Правда, он в последнее время стал материться по поводу и
без, поэтому живет в подвале...
Боже, откуда у меня пингвин?! Семья? Раньше не было...
Живот свело, грудину будто клещами сдавило. Еле успел выбежать на улицу.
Там согнулся пополам и блевал. Когда на миг поднимал глаза, то видел сквозь
муть старого человека, сидящего на диванчике, когда опускал - песок...
Пульсирующее чувство "отходняка" от дозы застало Кира во дворе. Колотило
зверски. Он сидел на корточках, прислонившись спиной к забору, и сплевывал
тягучую слюну.
В мозгах застряла одинокая мысль о том, что нужно было достать денег.
Обязательно достать и купить квартирку. Маленькую однокомнатную квартирку, где
они с Юлей будут жить вместе, заниматься любовью, принимать вдвоем душ и
ходить совершенно голые. Чтобы никто не мог им помешать видеть друг друга,
прикасаться, слышать... и чтобы ни один человек не мог сказать: "Уйдите,
пожалуйста..."
Забыть про героин, сжать зубы и найти много денег. А после - жить.
Кир поднялся и, дрожа всем телом, глубоко вздохнул. Он еще раз перебрал в
уме несколько имен. Оля, Лена, Гуля. И еще одна Оля - она точно согласится.
Она за четвертак мать бы продала, если б та не умерла в тюрьме два года назад.
К ней-то и решил он идти в первую очередь.
В подъезде надпись на картонке: "Лифт не работает". И ниже мелким шрифтом:
"Ближайший лифт на ул. Блюхера, 24".
Пешком.
Звонка не было. Постучал.
- Чего надо?
- Олю позови.
Лязг двери.
-



Назад