859d7931     

Палий Сергей - Иерусалим-Сити



Сергей ПАЛИЙ
ИЕРУСАЛИМ-СИТИ
Оживленный Новозаветный проспект раскинулся на добрые двести метров в
ширину, раздвигая многоярусные храмы, дома районных епархий, зеркальный
небоскреб пресвятейшего епископа Рамоли, уходящий ввысь своими гранитными
крестами. Вдоль тротуаров ютились приземистые торговые кельи и просторные
церковные павильоны, где можно было найти все, что угодно: и демисезонные
рясы "секонд-хенд", и виброкадила, и медовые баранки "Мечта монаха", и
кабалистические свечи, которые горели почему-то исключительно по Пасхам.
А, зная места, особо недисциплинированные граждане Иерусалим-Сити
беспрепятственно могли достать еретикин, за контрабанду которого тысячи
отлученных ссылались в Трудовые Монастыри, и даже диковинный артефакт из
холодной Руссии - "Геометрию Погорелова".
Он шел по проспекту, углубленный в свои мысли и воспоминания. Вся жизнь
прошла в рвении понять небо. Самое странное, что никому вокруг не
приходило в голову ничего путного, и с кем бы он ни делился своими
соображениями, его обязательно предавали и принимали за сумасшедшего. Уже
не раз Братья Веры преследовали его, драли за кудрявые волосы на допросах,
обыскивали его дом; сам Рамоли однажды вызывал его к себе и намекал в
разговоре на ссылку в ТрудМон. И ни одного, ни одного человека не было
рядом, никто не хотел слушать его бред про "планетусы", "звездиумы",
"орбитании". А он смотрел на небо и, вглядываясь в его неведомую
бесконечность, все больше и больше познавал Землю.
Иерусалим-Сити после Святого Переворота стал столицей Изрании -
государства, простершего свои владения от берегов Твердиземного моря на
западе до Сиривских пустынь на востоке, от Сивана на севере до Алого моря
на юге. Огромный мегаполис поражал своей бутафорной красотой в центре и
запущенностью на перифериях, где черные от смрада и пыли нищие попики
бродили от одного лепрозория к другому в тщетной надежде быть принятыми
под защиту священных стен. Тысячи, десятки тысяч чумных колоннами пытались
прорваться через несокрушимые заслоны Братьев в административный центр
столицы. И падали под тугими напорами святой воды, которой войска поливали
их из брандспойтов. К подобным беспорядкам верховная городская епархия уже
давно привыкла и не обращала на них никакого внимания. Епископам и без
этого хватало забот: долги Международному Ордену Займа, затянувшаяся война
с Аравской Саудией на юго-востоке, внутриизранские вспышки ереси. А не так
давно саудийские монахи-террористы взорвали главный винный погреб страны,
и более полутора тысяч тонн "Кагора" сгорело.
Но, несмотря на трудности внутренние и внешние, Иерусалим-Сити переливался
на солнце блеском центральных улиц, литых соборов и фанатическим сиянием
миллионов глаз, принадлежавших верноподданным Святой Религии и Веры,
которые боготворили пресвятейшего Рамоли, лишь только потому, что им
повезло, и они оказались по ЭТУ сторону братских заслонов.
Важные седовласые схимники не спеша прогуливались по Новозаветному
проспекту, сопровождаемые своими ловкими учениками, готовыми прислужить в
любой миг. Юные семинаристы, щеголяя модными рясами на клепках, вальяжно
сидели на скамьях и потягивали пиво "Родосский колос". Они нагло глядели
вслед хихикающим монашкам, группами фланирующим по тротуарам, и с видом
знатоков женских тайн причмокивали языком.
Он копил деньги на протяжении многих лет, экономя на всем, для
единственной цели: опубликовать свой труд "О кружении планетусов и их
орбитаниях". Дело всей его жизни находи



Назад