859d7931     

Палий Пётр Николаевич - Записки Пленного Офицера



Палий Пётр Николаевич
Записки пленного офицера
{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста
Ломоносов Д.Б.: От моего английского корреспондента я получил книгу,
изданную минитиражом во Франции в 80-х годах. Ее автор - военный инженер
Н.П.Палий, войну встретил на строительстве военных укреплений под Брестом,
вышел из окружения, участвовал в оборонительных боях на Днепре, попал в
плен. Был в офицерских лагерях все годы. В конце оказался в лагере Вольгаст
близ Пёнемюнде, работал старшиной чертежного зала. Перед завершением войны
принял решение уйти в РОА. Понимая, что он оказался в тупике, из которого
выхода почти нет, его рассуждения о роли РОА более чем сомнительны, но
интересны. В плену он вел себя вполне достойно. Рассказывает правдиво и
очень интересно. И познавательно.
С о д е р ж а н и е
Часть первая. Начало войны
От автора
1. Перед самой войной
2. Бегство-отступление
3. На тыловых работах - ВПС
4. Защита Жлобина
Часть вторая. В Польше. Зима 1941-42
1. Первые двадцать четыре часа
2. От Мормаля до Замостья
3. Лагерь в Замостье
4. Весна 1942 года
5. Карантин в Лысогорах
Часть третья. В Германии. 1942 -1944
1. Хаммельбург, Шталаг XIII-В
2. Грейсвальд, Шталаг II-С
3. Рабочая команда НАР, Вольгаст 1
4. Инженеры-пленные. Вольгаст 2
5. Последний год плена
Примечания
Часть первая.
Начало войны
От автора
В моих записках о годах, проведенных в немецком плену, фигурируют
десятки людей, с некоторыми я так или иначе соприкасался за это время. Все
те, о смерти которых мне достоверно известно, а также те, кто по своему
возрасту не могли дожить до настоящего времени, названы настоящими своими
именами. Также я привожу настоящие имена тех, кто по своей деятельности в
условиях жизни лагерей пленных заслуживают сурового порицания и осуждения,
с надеждой на то, кто-либо из них еще жив и прочтет эти записки, он,
вспомня годы плена, покраснеет от стыда за свое поведение. Всех же тех, кто
по всей вероятности, дожил до наших лет, "здесь" или "там", я скрываю под
масками вымышленных имен, по вполне понятным причинам.
Тот, кто будет читать эти записки о событиях 1941-1945 годов, теперь,
во второй половине 80-х, конечно, сможет найти и неточности, и большую дозу
наивности, как в оценке происходящего, так и в предвидении будущего. Тогда
мы, масса военнопленных в лагерях Польши, а потом Германии, были полностью
изолированы от всего мира рядами колючей проволоки и штыками немецкой
охраны. Информация о событиях, происходящих в мире, была чрезвычайно
ограниченной, а то, что просачивалось к нам, обычно было искажено,
профильтровано или имело преднамеренно пропагандный характер. Но писать о
том, как мы думали, как жили, переживали события, какие надежды у нас были
на будущее, внося коррективы знании и понимания истории, накопленные за
последующие 40 лет, было бы просто нечестно. Поэтому, собирая в одно целое
все старые записки, документы, черновики и другие материалы, я старался
оставаться тем, кем был тогда, 40 лет тому назад.
1. Перед самой войной
Моя военная карьера началась внезапно, без предупреждения, подготовки
и без малейшего желания с моей стороны на такую радикальную перемену всей
моей жизни. Через несколько дней после нового года, в январе 1941-го, мне
сообщили из военкомата, что я призван на службу в Красную армию и зачислен
в ее кадры со званием военного инженера 3-го ранга. В приказе, который я
получил на руки, на бланке Народного комиссариата обороны СССР, было
указано



Назад